Живые дороги Сибири - информационный портал

октября, понедельник

Вернём Сибири Солнце!
Вернём Сибири Солнце!

ДОРОГИ

НАСЕЛЕННЫЕ ПУНКТЫ

МЕСТА, ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ

Легенды и тайны, чудеса и клады Омской области

Легенды и тайны, чудеса и клады Новосибирской области

ЛЮДИ

Мирология – Понимание смысла жизни

ОТЧЁТЫ   /  Главная

К западным рубежам Российской империи.
Новосибирск - Санкт-Петербург - Финляндия, Аландские острова.

Комментарии, мнения, вопросы - на Форуме, в теме "Новосибирск - Питер - Финляндия, Аланды".



День первый. Новосибирск – Абатское, 910 км.

12-го июля после обеда, около 15 часов, выехал из Новосибирска, от станции метро «Октябрьская». Планировал раньше, но любимая работа никак не хотела отпускать. Поехал через Восход, сразу же встал в первую пробку, на Станционной была вторая . Первый раз в моей жизни Станционную по двум переездам пересекали составы, первый из них умудрился порвать троллейбусный провод. Как-то скомкано всё начинается…

Однако за городом всё постепенно наладилось. Дорога нормальная, после Коченёво трафик уменьшился. 17-00 – под Чулымом, по обочине продают ягоду. Дорога уже почти совсем хорошая, фур значительно меньше. Воздух изумительно свежий, какой-то травянистый. Перед Каргатом – традиционная камера, прошёл около 17-40. Барабинск в 18-55. До и после Барабинска участки с ограничением 50-70 км/ч при хорошей свежей дороге. Первая заправка уже в Омской области (20-45 нск), дальше - Калачинские кольца – Омск совсем рядом. Вскоре (в районе виадука под Кормиловкой) навигатор (Garmin) впервые чудить начал – для него M-51 закончилась, и в Омск ехать надо какими-то известными только ему дорогами. Но мы, как говорится, и сами с усами - и вот уже Омская объездная. Около 10-30 нск выехал из Омска, дальше – на Абатское. До Тюкалинска сплошные ограничения скорости, ремонт дорог. После – полегче. В Абатском был в начале второго часа ночи по местному времени, устроился в мотеле. Первый день завершается удачно, пройдено 910 км

День второй. Абатское – Набережные Челны. 1410 км

13-го июля в 8 часов по местному временя выезжаю из Аббатского. Спал немного, но крепко, так что бодрячком. Цель амбициозная – Набережные Челны.

Для начала постоял на реверсивном движении после Абатского, промахнулся мимо свёртка на Бердюжье. Вовремя заподозрил неладное и вернулся, куда надо. Одинокий двадцатикилометровый участок щебёнки перед Бердюжьим прошёлся легко в начале 10-го часа, по обочине бердюжской щёбёнки трактор аккуратно стрижёт траву. До и после – десятки километров вполне приличного асфальта. Слева и справа небольшие озёра. И снова травянистый воздух – но уже с сухим, степным привкусом - чувствуется даже через закрытые стёкла авто.

В 10-27 выехал на М-51 в районе Макушино, до Кургана – 125 км, до Челнов – около тысячи. К трём часам дня добрался до Челябинска. Вымотала дорожка от Макушино до Челябинска – асфальт-то есть, но кривой, неровный… Кое-где ремонты, но они-то сильно не держали. Зато до Уфы чуть больше четырёхсот километров осталось, а впереди – самая интересная Уральская часть М-5. Южная объездная Челябинска сильно глубокая, доехал то тех мест, где были три года назад – тогда с Челябинска на Троицк и дальше на Аркаим уходили, а сейчас кружу в сторону Миасса. Навигатор в панике, требует вернуться в город.

После съезда с объездной в течение 50 км проводилась презентация М-5 – многополосная, с разделителями, отличным асфальтом. Однако вскоре реальность взяла своё – по одной полосе в каждую сторону, разделитель – сплошная. Изредка дорога расширяется в одном направлении – есть возможность обогнать накопившиеся фуры. И хорошо, если кроме знаков есть соответствующая разметка – местами по новому асфальту ничего не нарисовано. Вот и гадай – видели ли встречные одинокий знак? Знают ли, что я лечу по своей левой полосе, а им туда не надо?

На Урале жарко – больше 35 градусов. Фур много, то неторопливо еду в одну колею, то взлетаю во внезапно появившейся второй левой полосе. В 15-ом канале активный радиообмен, все машинки и камеры обсуждается задолго до появления. Пошли перевалы, самых значительных насчитал три – 550, 750 и 650 метров. На пустой дороге их и незаметно было бы, но фуры, автовозы и негабариты очень хорошо обозначают подъёмы и спуски. Да и эфир при прохождении перевалов переполняется не только информациенй, но и эмоциями. Но вот и последнее препятствие – ремонт моста через Сим после Аши, уже в Башкирии - и дорога на Уфу и дальше, на М-7 открыта. Пока всё здорово, однако смеркается понемногу.

Специально дорогу до Питера прокладывал через Урал – несмотря ни на что, нравится мне эта дорога. Работать заставляет, но интересная и красивая, особенно во второй половине.

На М-7 после объездной Уфы выбрался около половины одиннадцатого местного времени. Дорога понятная, расстояние до Набережных Челнов – чуть больше трёхсот километров, всего ничего. Первые километров 50 – презентация М-7. Многополосная, с разделителями… потом, как всегда – по одной полосе в каждую сторону, и подарочные полосы от семисот метров до двух километров для обгона. Но трафик по темноте заметно спадает, так что до Челнов добираюсь без проблем. Здесь пришлось покрутиться, отыскивая забронированный мотель, но он того стоил. Несмотря на поздний приезд (в местном времени немного попутался - то ли второй, то ли третий час ночи был) горячий чай, прохладный душ и крепкий сон к утру полностью восстановили силы.

День третий. Набережные Челны – Тверь, 1260 км.

Утром 14-го июля, в начале десятого часа выезжаю из Набережных Челнов. М-7 в меру напряжённая, скорость – до 120 км/ч, редко до 140 км/ч можно. До Казани добираюсь без проблем. На заправке помыли все стёкла, номера – и дальше в путь. Прокатившись по объездной Казани, по мосту пересекаю Волгу, а вот на втором мосту (то ли через приток, то ли через залив) первый раз за этот день встал. Мост на ремонте, реверсивное движение – около получаса простояли. Зато потом до Чебоксар долетел довольно быстро, и тут-то лёгкий полёт окончился. Сначала – населённые пункты прямо на трассе, оживлённые пешеходные переходы со светофорами и без. Потом несколько ремонтов дорог с объездом по щебёнке, фуры сильно замедляются, про обгон нет и речи. Ремонт моста через Суру тоже заметно притормаживает движение, но апофеоз – полуторачасовая стоянка под Лысково. Эфир просто кипит от эмоций – встречка идёт понемногу, а мы стоим. Двигаться начали после 18-00 местного времени, когда у дорожников закончился рабочий день. В результате Нижний Новгород пройден краем города около 21-00, однако настроение по-прежнему оптимистичное – на Тверь!

По неплохой дороге до Владимира немного отдохнул, и за полчаса до начала нового дня, на пересечении объездной с М-7, было принято окончательное решение. Еду до Твери, но не через Москву, а «напрямик»: Кольчугино – Александров – Сергиев Посад – Дмитров – Клин – Тверь. Федеральные трассы уже поднадоели, а тут посмотрю ночное Подмосковье, старинные города и деревушки – когда ещё такой шанс выпадет.

Итак, около полуночи сворачиваю с М-7 на неприметную, но асфальтовую дорожку, ведущую в сторону Кольчугино – Александрова. Первая же деревня Черкутино (ещё во Владимировской области) подарила ночной силуэт старинной церкви, и оповестила о том, что деревня Черкутино – родина выдающегося государственного деятеля М.И Сперанского. Неспешно, как позволяет время и дорога, качусь дальше. Такое ощущение, что еду по какому-то Лукоморью – слева и справа огромные ели со свисающими ветками до самой земли, чуть дальше угадываются очертания здоровенных дубов, то и дело, откуда ни возьмись, сверху падает и исчезает туман… Да и дорожные указатели на Муромцево, Кольчугино и само Лукоморье то и дело напоминают – Баба Яга и Кощей Бессмертный где-то рядом!

Так в ночной сказке доезжаю до Александрова, миную ночной городок. До Сергиева Посада дорога пошире, да и машин побольше. Пересекаю по мосту шоссе Москва – Сергиев Посад, в рации ночные переговоры дальнобоев – сказка окончательно заканчивается. Уже в обычной ночной подмосковной реальности проезжаю Сергиев Посад, в половине второго сворачиваю на Дмитров. На подъезде к Клину начинает моросить дождь, а впереди появляется автовоз 78-го региона. Навигатор как раз заблудился в улочках Клина, так что после коротких переговоров по рации сажусь на хвост автовоза и выезжаю на «ленинградку» (Московское шоссе). Несмотря на ночное время – около половины третьего – машин довольно много, в Клине работают светофоры, сплошные ограничения скорости и обгона.. Так что в Тверь, на 162-ой км «ленинградки», приехал уже засветло, очень довольный прошедшим днём. До Питера осталось всего ничего, чуть больше пятисот километров.

День четвёртый. Тверь – Санкт-Петербург, 520 км.

Хорошенько выспавшись, в начале одиннадцатого продолжаю движение в Питер. Наивно предполагал, что последний отрезок пути займёт совсем немного времени, но недооценил коварства Московского шоссе. Довольно много фур, не такая широкая, как ожидал дорога – в основном одна полоса в каждую сторону, дорога, много камер, машин ДПС, населённых пунктов. Встал в серьёзную пробку под Вышним Волочком – эфир доложил, что тут принято стоять от получаса до часа.

Ближе к Питеру , километров за 200, постепенно стало полегче – фуры рассосались куда-то, исчезли камеры и машины ДПС. Прошел хороший дождь, всё освежил, приободрил – и вот в воскресенье 15-го июля 2012 года, в 19-00 местного времени я въехал в Санкт-Петербург.

День пятый, день шестой. Санкт-Петербург.

Два дня в Питере. Петергоф, Александровский парк, Петропавловская крепость, Соборы. Медведи Бадди в Александровском саду, Чижик-пыжик на Фонтанке… Тут уж больше ногами ходили, поездить на авто удалось не много. Движение вполне комфортное, навигатор город знает хорошо.

Получили все визы, ваучеры для дальнейшего передвижения. Грин-карту решили купить по дороге.

День седьмой. Санкт-Петербург – Иматра (Финляндия)

Из Питера выехали не рано утром. Навигатор вывел на Выборгское шоссе, дорога уже привычная – фуры, одна/редко две полосы…На границе с Финляндией три пункта пропуска: Торфянка (самый популярный по направлению Котка – Хельсинки), Брусничное (севернее, ближе к Иматре) и Светогорск (совсем рядом с Иматрой). Выбрали для себя Торфянку, хоть он и был не по пути. Время есть, почему бы лишние километры по Финляндии не проехать. Однако рука судьбы почему-то на развилке Торфянка – Брусничное повернула руль вправо, и мы покатили на север. Не знаю, как было на Торфянке, но около часа мы отстояли на российской территории, но все погранично-таможенные процедуры с обеих сторон прошли быстро. Никто ничем особо не интересовался, смотрели только паспорта и документы на машину.

В Финляндии навигатор сразу захватил власть и отыгрался за всё моё предыдущее непослушание. В итоге несколько десятков километров до Иматры мы ехали не по шоссе, а по грунтовой дороге среди лесов, полей, небольших аккуратных домиков преимущественно тёмно-бордового цвета, и удивлённых финнов. И это было хорошо и интересно, по шоссе потом ещё накатаемся. Асфальт появился за несколько километров перед Иматрой. В само городке сделали несколько кругов по центру – искали нашу гостиницу Imatran Valtionhotelli. Потом нашли её (глазами) и стали искать подъезд к ней. Наконец, все искания закончились – машина на стоянке, ключи от номеров в руках.

Иматра. Центр города

Иматра. Центр города


Так, где же это мы? Иматра (Imatra) – городок небольшой, стоит на реке Вуокса (Vuoksi) совсем рядом с российской границей. Река Вуокса тоже небольшая, по крайней мере, в длину – чуть больше ста пятидесяти километров, протекает большей частью по российской территории. Соединяет два озера по разные стороны границы – вытекает из финского озера Сайма (Saimaa), впадает в российское Ладожское озеро. Раньше в районе Иматры Вуокса срывалась полуторакилометровым каскадом водопадов с каменистых порогов. Зрелище не только для этих мест, но и для всей Европы редкостное, так что почто двести лет назад сюда с удовольствием приезжала петербургская знать, да и царский двор не был исключением. Однако в 1929 году Вуоксу перекрыли плотиной Иматранкоски (Imatrankoski), так что сейчас былая природная достопримечательность управляется людьми, и только раз в сутки водопаду позволено рвануть с водохранилища в сухой каньон. Зато уж эти минуты используются на полную – грохот воды, облако брызг и пены, дикое бурление потока в каньоне…

Несмотря на моросящий дождик, в номерах засиживаться не стали. Времени ещё много, обследовали каньон Вуоксы и национальный парк Круунунпуйсто (Kruununpuisto) вокруг него, основанный в 1842 году по указанию императора Николая I. Потом ушли в центр города, и еле успели вернуться к плотине. Ровно в 18-00 что-то внутри отрылось, и воды Вуоксы c 18-метровой высоты в облаке водяной пыли бушующим потоком понеслись в каньон под грандиозную музыку Сибелиуса. Зрелище весьма достойное. Почти сухой каньон моментально заполнился кипящей водой, зрители в восторге.

Иматра. Сухой каньон Вуоксы

Иматра. Сухой каньон Вуоксы

Имарта. Водопад Иматранкоски

Имарта. Водопад Иматранкоски

Иматра. Каньон Вуоксы ниже Иматранкоски

Иматра. Каньон Вуоксы ниже Иматранкоски


Вечером – дегустация местного пива по непривычной цене 3 евро/0,5л.

День восьмой. Иматра – Котка.

С утра продолжаем осваивать Иматру. Небольшой центр с пешеходной аллеей Коскенпаррас (Koskenparras), потом район одноэтажных «финских домиков», утопающих в зелени безо всяких заборов.

Иматра. Пешеходная аллея Коскенпаррас

Иматра. Пешеходная аллея Коскенпаррас

Иматра. Финские домики

Иматра. Финские домики


Вышли на берег Вуоксы, пообщались с бесстрашной уткой в Рыбачьем парке (Vuoksen Kalastuspuisto), и по-над берегом реки вернулись в центр. Побродили по магазинам, вернулись в гостиницу и отправились на юго-восток, в Котку.

На это раз навигатор смиренно повёл по асфальту. Довольно скоро стала понятна идея скоростных ограничений: 80 км/ч – неосновные дороги, однополосные в каждом направлении; 100 км/ч – основные дороги – полосы пошире, есть полосы для обгона; 120 км/ч – автомагистрали, двухполосные в каждом направлении с капитальными разделителями. Стараюсь держаться на верхнем разрешённом пределе скорости, при этом то и дело горячие финские парни обгоняют со свистом.

Сначала едем по 100-километровой дороге, потом, срезая угол с вершиной в Коувола – по 80-километровой, после Хамины попадаем на автомагистраль и долетаем до Котки. По всем дорогам встречаются ремонты и новое строительство – мосты, ремонты дорог. Однако финны перед ремонтами строят двустороннюю объездную дорогу, а потом уже приступают к ремонту основной – так что объезд практически незаметен, немного сбросить скорость и пара лёгких поворотов руля.

В Котку приехали после обеда, времени свободного много, погода хорошая – нежарко, сухо. Город приморский, портовой. Везде чайки – в парках, на лужайках, на улицах, на светофорах. То где-то высоко кричат, то на бреющем полёте рядом проносятся.

Чайка над Коткой.

Чайка над Коткой.


Сам город невысокой аккуратной застройки, весь в зелени. В Иматре платных парковок не видели, там всем места хватает. А в Котке уже и паркоматы есть, и машины у обочины – то с синими пластмассовыми часиками, то с чеками стоят. Однако у нашей гостиницы есть free parking, так что даже не стали заморачиваться с подземной парковкой.

Сначала направляемся на самое высокое место – южный берег, смотровая башня Хауккавуори (Haukkavuori). Бывший военный наблюдательный пункт, бывшая водонапорная башня - не очень высокая, но обзор отличный. Город и окрестности, как на ладони. С двух сторон морские заливы, острова с проливами между ними, дамба с дорогой на соседний остров. Вдалеке – ветрогенераторы, католический храм, православная церковь и диковинное сооружение в морском порту. По описанию – морской центр Велламо (Vellamo). Хоть и на другом конце города, но в пределах пешей доступности, туда потом и направимся. Внизу – дома, хоть и многоэтажные, но немногим выше окружающих деревьев.

Котка. Вид с башни Хауккавуори на юго-восток

Котка. Вид с башни Хауккавуори на юго-восток

Котка. Вид с башни Хауккавуори на север

Котка. Вид с башни Хауккавуори на север

Котка. Вид с башни Хауккавуори на юго-запад

Котка. Вид с башни Хауккавуори на юго-запад


Вдоволь налюбовавшись, спускаемся вниз, к подножью башни. Некоторое время вдумчиво, но безрезультатно рассматриваем скульптурную композицию из переплетённых дельфинов, рыб и прочих морских обитателей.

Пройдя по деревянной лестнице, выходим в город и неторопливо гуляем в сторону порта. По пути перекусили неким «кебабом» (не люля !) со свежими овощами. Порции просто огромные, по-моему, мы всё не осилили. Сытые и довольные, добрались до парка Сибелиуса. В центе – фонтан со скульптурной композицией орлов – рыболовов, немного в стороне – огромное дерево с лазающими по нему проволочными зверушками. И чайки, чайки – везде чайки! Даже на орлах сидят чайки.

Котка. Парк Сибелиуса

Котка. Парк Сибелиуса

Котка. Парк Сибелиуса

Котка. Парк Сибелиуса


Пока отдыхали в парке, опоздали на рыночную площадь. То есть площадь-то была, но вот рынок закончился. Как и большинство магазинов в Финляндии – после 5-6 часов вечера мало шансов застать открытый магазин (креме супермаркетов). Зато на площади понаблюдали неформальную тусовку с пивом и прочими атрибутами. До порта совсем немного, идём по узкой улочке вниз. Сверху на нас строго смотрит ушастое зелёное существо – то ли местный тролль, то ли инопланетянин.

Котка. Тролль? Инопланетянин?

Котка. Тролль? Инопланетянин?


Морской порт Котка. Всё, как надо – море, корабли, краны, чайки. Впереди – плавно поднимающийся над морем огромный амфитеатр морского центра Велламо, чуть правее – небольшой корабль-памятник, и что-то вроде очень маленькой подводной лодки. Но винтов нет, и всё сварено воедино. Долго ломали голову, пытаясь извлечь что-то из таблички на финском языке. В итоге наступило просветление – похоже, это цельнометаллический трал для разминирования морских магнитных мин. Забрались наверх, на крышу Велламо, выполненную амфитеатром – великолепная морская перспектива, город виден со стороны, противоположной Хауккавуори. Как-то хорошо здесь - просторно, вольготно, ветрено!

Котка. Морской порт, центр Велламо

Котка. Морской порт, центр Велламо

Котка. Морской порт, центр Велламо

Котка. Морской порт, центр Велламо



Но что-то небо резко темнеть начинает… Зонтов нет – мы же из жаркой Сибири – ускоряемся в обратный путь. Но быстрая морская туча догоняет прямо у зелёного существа, так что мокнем одной компанией. После дождя дорога одна – искать чрезвычайно редкий отдел «Alko» для уютного завершения вечера.

Но не тут-то было. Сегодня из Питера выезжает вторая машина, и когда приедет – неизвестно. Наверняка поедут по Финляндии ночью, так что буду ждать – может, по Котке провести придётся, или ещё что.

День девятый. Котка – Турку.

Встреча питерской машины прошла максимально удачно – выехав из Питера около 8 часов вечера, ребята удачно пересекли границу в полночь, и мы встретились в Котке в начале второго часа ночи. Так что утром все выспались, ещё погуляли по парку Сибелиуса, и в путь.

Сегодня едем до Турку, и там земное путешествие прерывается на несколько часов, и начинается путешествие морское – на пароме «Silja Europa». Порт назначение – Лонгнес (Lаngnаs) на Аландских островах.

На выезде из Котки немного заплутали, но навигатор оперативно исправлял наши ошибки, и в итого мы снова оказались на автомагистрали Е-18. Предстояла заправка, что особо не беспокоило – уж здесь-то на трассе АЗС должно быть полно. Ан нет, весьма редки заправки в Финляндии. И те, которые есть, зачастую отстоят от трассы на несколько километров, на самой трассе заправки очень редки. Докатавшись до «лампочки», нашли-таки – то ли «Shell», то ли «Neste», уж не помню точно. Долго общались с автоматом-бензоматом, нашли–таки общий язык. 100 евро отдал, около 60 литров 95Е получил по 1,649 евро/литр. 98Е – 1,699 евро/литр, DI – 1.519 евро/литр.

Потом появились тоннели – штуки четыре было, от полукилометра до двух километров длиной. Непривычно, из самого длинного на открытую дорогу выезжали с радостью.

До Турку добрались около обеда. Город значительно больше Котки – всё-таки древняя столица Финляндии, вечный соперник Хельсинки – но не огромный и хорошо понятный. Главное – перебраться на нужный берег реки Аура (Aurajoki) в нужном месте – некоторые мосты с односторонним движением.

Турку. Река Аура

Турку. Река Аура


Сначала едем в порт, находим нужный терминал Silja Line – что бы вечером не блудить. В порту знакомимся ещё с одним автоматом – он бесплатно раздаёт всем желающим карты Турку. Взяли две, и поехали обратно в город.

Тут уже бесплатных парковок мало. Остановились в районе Порт-Артур (крепки российские корни в Финляндии!) за 1 евро/час неподалёку от Михайловской церкви и парка Manntrheimin puisto. Посетили саму церковь – величественное неоготическое сооружение, сначала даже приняли её за Кафедральный Собор.

Турку. Михайловская церковь

Турку. Михайловская церковь


Напротив церкви, через дорогу – небольшой бюст на постаменте. Подошёл ближе - мужик в ушанке, ещё ближе – прочитал одно слово: Manntrheim, и годы рождения и смерти.

Карл Густав Маннергейм, почитаемый в Финляндии не менее, чем Георгий Жуков в России. Воевал с СССР в 1939-1940 годах («Финская война») и в 1941-1944 годах (Вторая мировая на стороне немецко-фашистских войск). В 1944 году, после подписания мирного договора между Финляндией и СССР воевал против гитлеровских войск, вытесняя их с территории Финляндии.

Потом пошли гулять по Турку вверх по течению Ауры. На удивление много магазинчиков по продаже самых разнообразных старых вещей, не много кафе. Широкие улицы, небольшие машинки (по-моему, мы на двух джипах в Финляндии как-то вызывающе-неестественно выглядели. Хотя 78-ой регион тоже.).

Турку

Турку


Очень много зелени и девушек с маленькими собачками. Добрались до Кафедрального собора – да, тут действительно древняя старина, более семисот лет. Внутри - строгая тишина и полумрак, вдоль стен за решётками – несколько саркофагов. Красиво, но непривычно и неуютно.

Турку. Кафедральный собор

Турку. Кафедральный собор


А на улице солнце, хоть и не жара, но тепло и хорошо. Гуляем дальше, постепенно приближаясь к самому центру – рыночной площади. Торговля уже на исходе, в основном зелень осталась. Картошка – 4 евро/кг. Наконец, нашли, где пообедать.

Время до парома еще есть, дальше исследуем Турку. Добрели до Художественного музея, рядом обнаружили стоящий на постаменте бюст Ленина - дар города Ленинграда городу Турку в 1977 году.

Турку. Художественный музей

Турку. Художественный музей

Турку. Памятник Ленину

Турку. Памятник Ленину


Недалеко, в парке - немного странная скульптурная композиция - четыре невысоких, весело танцующих в тесном хороводе человека. Похоже, одна женщина и трое мужчин. Уже после возвращения нашёл описание – оказывается, женщина символизирует Россию, а мужчины – Финляндию. За Российско-Финскую дружбу!

Однако пора и в порт выбираться. Оплаченное время несколько просрочено, надеемся, что парковочная полиция не заметила, или простит. По уже знакомым улицам выезжаем в порт, и начинается несколько волнительная процедура погрузки. Пассажиры без авто грузятся через другой терминал, а здесь – большое асфальтовое поле, разделённое на две половины линией металлических ворот с будками «Check in». Перед ними уже нанесена разметка, а высоко над головами – что бы прошёл самый большой негабарит – развешены указатели, каким машинам куда направляться. Выбрав подходящий силуэт, обмениваем в будке «Check in» свои ваучеры на посадочные талоны – отдельно на людей, машины, ужин. Дополнительно получаем картонную подвеску на зеркало с буквой «А» - это отличает нас от 99% машин в порту. Почти все плывут в Швецию, в Стокгольм – а мы на Аландские острова. Проезжаем через ворота, позади остаётся сухопутный материк, а мы уже как бы и не на нём, не на суше - мы в морском порту.

Строгие ряды машин, разбитых по высоте и приготовившихся к погрузке. Стройные девушки в жёлто-зелёных жилетках, управляющие всем движением людей и автомобилей. Слегка волнующиеся люди – водители и пассажиры на причале, у самой воды.

...И море, Балтийское море. Синее небо, легкие облака, на море лёгкая зыбь. На горизонте - острова архипелага Турку. Чуть правее разгружается недавно пришедший небольшой паром. И везде - чайки, чайки, чайки…

Жёлто-зелёная девушка, переспросив: «Aland?», получила утвердительный ответ и направила наши машины в самую короткую колонну. Похоже, это как раз те автомобили, которые в конце первого часа ночи следующего дня должны будут выгрузиться в порту Лонгнес на одном из Аландских островов.

Вроде все машины уже собрались – никто больше не подъезжает, а нашего парома всё нет. По времени уже пора. Тот паром, который неспешно разгружается неподалёку на роль двенадцатипалубного никак не подходит. Но вот из–за ближайшего острова показывается небольшой корабль, и начинает расти прямо на глазах, довольно быстро для своих огромных размеров, приближаясь к причалу. Совершенно непонятно, как этот самоуверенный красавец сможет вовремя затормозить и остановиться – он уже застилает пол-неба и продолжает неумолимо надвигаться.

Морской порт Турку. Прибытие парома

Морской порт Турку. Прибытие парома

Однако он сделал всё, как надо – еще не доходя до причала, начал открывать ворота в носовой части, потом очень аккуратно занял своё место. У причала встал, как влитой - будто никуда и не уходил.

Морской порт Турку. Паром «Silja Europa»

Морской порт Турку. Паром «Silja Europa»


И сразу началась разгрузка – из трюма одна за одной начали выезжать машины. Сначала осторожно выбирались с причала на землю, а там уж уверенно прибавляли скорость, и разлетались, кто куда.

Настала и очередь погрузки.

Морской порт Турку. Перед погрузкой на паром

Морской порт Турку. Перед погрузкой на паром


Жёлто-зелёная махнула рукой сначала правой колонне автобусов и фур, а потом и нам. Так что в трюм, на третью палубу, въехали одними из первых и проехали до кормовых ворот – нам отсюда и выезжать первыми. Быстро собрали немного вещей, закрыли машины – и наверх, на девятую палубу в свои каюты. Водонепроницаемая дверь зашипела и медленно открылась, потом долго шипела, закрываясь за спиной. Ну вот, погрузились. Похождение продолжается плаванием...

Плыть предстоит не очень долго – всего четыре часа, и вскоре мы окажемся на Аландских островах, посредине между Финляндией и Швецией.

Аландские острова, Аландский архипелаг, Аланды - место совершенно уникальное с точки зрения географии, истории и современности.

Немного о том, куда мы плывём (КАРТА)


Исторически это шведская территория, но в результате многолетнего противостояния России и Швеции, во время которого Аланды были ареной военных столкновений, Россия взяла-таки верх. В начале 18-го века на Аландах дважды побывал Пётр I а в заключительном Аландском походе корпусами российских войск командовали Багратион, под началом которого был Денис Давыдов, и Барклай–де-Толли. Так что победа над Наполеоном закладывалась уже на Аландах.

Россия владела Аландскими островами более века – с 1809 по 1917 год. В 1828 году на западном – самом близком к Швеции - побережье острова Экерё был построен Российский почтовый дом, а год спустя на острове Аланд начато строительство российской крепости Бомарсунд. В середине XIX века, по окончании Крымский войны, российское военное присутствие на Аландах было ограничено, но до 1917 года - до предоставления Финляндии независимости от России - Аландские острова входили в состав Российской империи. После обретения независимости в составе Финляндии Аланды захотели было вернуться в Швецию, однако Финляндия была категорически с эти несогласна. Назревал очередной конфликт, но мудрое решение Лиги Наций зафиксировало современное состояние Архипелга – в составе Финляндии, с сохранением демилитаризации, нейтралитета и автономии.

Сегодня Аландский архипелаг, расположенный на линии Турку – Стокгольм равноудалено от Финляндии и Швеции, пользуется своим особым положением по полной программе. Официально Аланды являются частью Финляндии, но с такой автономией, что про материк не вспоминают ни сами аландцы, ни гости архипелага.

Фактически, Архипелаг – маленькая островная страна со своей властью (губернатор и премьер-министр), собственным флагом, гербом и девизом («Острова мира»), шведским (!) языком в качестве государственного, аландским региональным гражданством (со специальной отметкой в финском паспорте), собственными автомобильными номерами, собственным национальным доменом .ax (вся Финляндия - .fi). К тому же граждане Аланд освобождены от службы в финской армии.

И все эти автономные прелести имеют немалое отношение к России – ведь пошла аландская мирная автономия от Парижского договора 1856 года, по которому Россия перестала укреплять Аланды, как свой западный форпост и согласилась с отказом от призыва жителей остров на воинскую службу.

Этому предшествовала битва русских защитников недостроенной крепости Бомарсунд на острове Аланд с англо-французской эскадрой летом 1854 года. Превосходящими силами союзников после многодневной бомбардировки с моря крепость была разрушена и захвачена.

После Пражского договора, ознаменовавшего завершение Крымской войны, Аландские острова превратились в российскую демилитаризованную зону. И начался новый период российских Аланд – в 1859 году закладывается первый (и единственный) город Аландского архипелага – Мариехамн. Город был назван в честь супруги российского императора Александра II Марии Александровны, и вскоре фактически стал столицей архипелага. Этому способствовал и ещё один наш соотечественник – русский купец Николай Ситков, один из основателей аландского торгового флота и города Мариехамн, член нескольких властных городских структур, вице-консул Швеции и Норвегии.

Российское вековое присутствие оставило свои следы во многом – от ежегодных «русских дней» в окрестностях Бомарсунда и памятника Николаю Ситкову в центре Мариехамна, до солёных огурцов в меню и некоторых русских слов в местном диалекте...



Итак, мы на пароме. Двенадцатипалубная бело-синяя громадина Silja Europa стоит неподвижно у причала, в неё затягиваются оставшиеся машины и пассажиры.

С верхней палубы парома «Silja Europa»

С верхней палубы парома «Silja Europa»


С высоты открытой одиннадцатой палубы видна часть Турку и второй, столь же величественный, но бело-красный, конкурирующий паром Viking. Оба собираются из Турку в Стокгольм, но только Silja Europa с заходом на Аланды.

С верхней палубы парома «Silja Europa»

С верхней палубы парома «Silja Europa»


За кормой – не открытое море, а длинный залив (а может, пролив между островами). А над головой носятся чайки. Молниями пролетают вдоль бортов от города к заливу и обратно, кричат, суетятся…

Чайка над паромом «Silja Europa»

Чайка над паромом «Silja Europa»


Тем временем погрузка заканчивается. Пассажиры высыпали на верхние открытые палубы, и людской гомон уже перекрывает крики чаек. На пароме уже открыты бары, кое-где веселящие напитки разливают прямо на палубах. И народ не мешкает – почти всем плыть целую ночь, так что можно расслабиться. На корме начинается небольшой сольный концерт, пиво льётся рекой.

Концерт на пароме «Silja Europa»

Концерт на пароме «Silja Europa»


К моменту отплытия почти все уже приговорили стаканчик-другой чего-либо, а в руках – следующая порция. Медленный отход парома почти никем не замечен. Он и в самом деле отошёл очень тихо и плавно – вот между паромом и причалом появилась полоска воды - она растёт, а берег удаляется. Аккуратно развернувшись, наш паром начинает выбираться из архипелага Турку. Вслед нам пристраивается Viking, отошедший чуть позже.

Отход парома «Silja Europa» от причала Турку

Отход парома «Silja Europa» от причала Турку


Вдоволь надышавшись свежим вечерним морским воздухом, и налюбовавшись морскими просторами, спускаемся с верхней палубы внутрь парома. Буйная жизнь перенеслась сюда раньше нас – многочисленные бары, магазины заполнены людьми. Уже смеркается, а тут везде яркий свет, музыка, сотни людей кочуют между палубами, прозрачные лифты трудятся без остановок. Десятки (может, и сотни) игровых автоматов тоже не простаивают, не скучает и казино. Вскоре открывается новое развлечение – дьюти-фри, и все устремляются туда.

Практически все плывут из Финляндии в Швецию, и заслуженно пользуются преимуществами временной экстерриториальности, а мы-то границ не пересекаем, однако нам так же доступны все блага нейтральной территории. Вскоре после открытия дьюти-фри, заметно повысившего градус общего веселья, наступает пора ужина. Беспощадный шведский стол с пивом и вином несколько успокаивает пассажиров, а два водителя только облизываются на неисчерпаемые источники пенного напитка и целые поляны винных бокалов.

Ещё один выход на верхнюю палубу в сумерках. На удивление палуба безлюдна и чиста, а ведь час-полтора назад всё было в людях, разбросанных пустых банках, пакетах и стаканах. На палубе прохладно. Солнце уже готовиться скатиться за за горизонт, а пока протягивает нам прощальную вечернюю дорожку.

Вечерняя солнечная дорожка

Вечерняя солнечная дорожка


На море лёгкая рябь, тут и там разбросаны небольшие острова, обозначаемые бакенами. Сзади, на почтительном удалении, идёт Viking.

Спать не предполагалось, каюту взяли одну на всех. Прикинул, что можно немного отдохнуть и забрался на верхнюю койку и задремал. Почему-то была уверенность, что по подходу парома к Аландам нас предупредят и пригласят к машинам. Судовое радио постоянно что-то бормотало, но желанного призыва услышано не было. Решили на всякий случай выдвинуться на нижнюю палубу самостоятельно. Каково же было моё удивление, когда, подойдя к машине, я увидел открывающиеся кормовые ворота! Быстро по местам, ключ на старт – и всего четыре-пять машин, включая наши две, выползли из трюма парома в ночную темноту. Ворота за нами немедленно закрылись, и паром сразу же растаял.

День десятый. Аландские острова.

Как-то быстро, практически моментально, свершился переход из состояния «плывём на пароме» в состояние «стоим на земле». Несколько ошарашено вспоминаю куда рулить - паром причалил в порту Лонгняс, на одном из островов Аландского архипелага Лумпарланд, до гостиницы Мариехамна ещё около сорока километров. Недолго думая, вцепляюсь в габариты последнего авто, уходящего из порта, и двигаюсь за ним. Дорога одна – хоть и тёмная ночь вокруг, заблудиться вроде негде. Через некоторое время пересекаем пролив между островами Лумпарланд и Лемланд, и вскоре впереди засветился город Мариехамн. Навигатор с OSM картой Финляндии неплохо знает эти места, и уверенно ведёт к гостинице «Архипелаг» (hotel «Arkipelag»). Местного времени - второй час ночи, по опыту предыдущих финских ночёвок мы предвкушаем уютную гостиницу, быстрое заселение и спокойную ночь перед уже сегодняшними дневными путешествиями.

Едем вдоль побережья, навигатор предлагает последний поворот направо. Поворачиваем, видим гостиницу – и тут ночь взрывается невообразимой музыкой и рёвом автомобильных моторов. Впереди горит разноцветными огнями Chili-bar, там же скопище невиданных авто и толпы гуляющих людей. Опасливо паркуемся напротив гостиницы – мимо нас проносятся огромные ревущие автозвери середины прошлого века.

Автозверь Мариехамна

Автозверь Мариехамна


Разум отказывается понимать происходящее и ищет укрытие в стенах гостиницы. Здесь всё тихо и спокойно, получаем ключи от номеров и места на парковке. Поспать толком не удалось – город продолжал гудеть, громыхать и веселиться. Проезжающие полицейские машины внимательно осматривали происходящее и спокойно двигались дальше. При всём при том происходящее не было агрессивным – мимо гуляющей молодёжи спокойно и неторопливо прогуливались пары старшего и пенсионного возраста.

Спали совсем немного, но, видимо, энергия Мариехамна вселилась и в нас – быстро позавтракали и пошли в город, пока пешком. Chili-bar уже притих, и стал совсем незаметен. Сразу за ним оказалась мастерская стеклодува, и через квартал – главная улица города - Торггатан (Torggatan). На протяжении нескольких кварталов улица пешеходная, множество кафе, магазинов и магазинчиков, и вот в самом центе – памятник Николаю Ситкову, его же фамилия – на фасаде следующего здания (Sittkoff). По-прежнему не отпускает некоторая нереальность происходящего – автомобили середины прошлого века явные хозяева этого города, современные авто передвигаются по городу опасливо. Немного обогатившись сувенирами, возвращаемся на парковку гостиницы. И здесь по соседству обнаруживаем великолепную автоакулу – огромную, зубастую , но весёлую.

Мариехамнская автоакула

Мариехамнская автоакула


Разум уже почти примирился с действительностью – выезжаем за город в направлении средневекового замка. Почти , но не совсем - мы уже начинаем верить в кастельхольмские привидения...

Расстояний на Аландах, по сибирским меркам, почти нет – три десятка километром по хорошему асфальту мимо полей и перелесков, пара километров по грунтовке - и вот он, самый настоящий средневековый замок. С виду простое строение, к тому же полуразрушенное. Но внутри – чего только нет! Обширные залы с небольшими окнами, высокие тесные башни – колодцы, мрачные подвалы, галереи с узкими амбразурами, множество переходов на разных уровнях. Весьма впечатляет, излазили всё снизу до верху. Снаружи замок особо не воспринимается, но находясь внутри каменных полутёмных помещений волей-неволей проникаешься средневековой жизнью.

Этому замку более шестисот лет, он пережил датско-шведские битвы и пиратские нападения, был жилищем королевских наместников и тюрьмой для именитых особ. Разрушался артиллерийскими бомбардировками, восстанавливался и вновь горел. Использовался, как зернохранилище, и разбирался на стройматериалы…

И только в конце прошлого века началось его реставрация, которая продолжается до сих пор.Сейчас разрушенные части интенсивно восстанавливаются – через несколько лет всё будет еще монументальнее, загадочней и тревожнее. Вот тогда-то привидения и вернутся, а пока им всё-таки неудобно – большая часть замка находится под открытым небом.

Далее из средневековья направляемся в XIX век – к разрушенной российской крепости Бомарсунд, на развалинах которой зародилась современная аландская автономия. Километры считать смысла нет – их тут везде немного. Вскоре мы уже на месте.

По большой окружности на побережье острова стоят редкие останки кирпичных стен и гранитной облицовкой. Внутри, за стенами груды битого кирпича - вот и всё, что осталось от крепости, которая геройски погибла, так и не дождавшись окончания строительства.



Крепость Бомарсунд. Немного российской истории.

Более полутора веков назад, в 1854 году, недостроенная крепость приняла свой первый и последний неравный бой. К этому времени она была сооружена меньше, чем на треть – из планируемых девяти башен стояло только три, немногие готовые укрепления и оборонительная казарма (форт), прикрывавшая пролив Бормазунд, стояли отдельно, не связанные друг с другом. Крепость имела чуть более сотни пушек при боеспособном гарнизоне до 1600 солдат в числе общего населения немногим более двух тысяч человек.

При таком состоянии крепость не представляла серьёзного военного препятствия, и мотивы союзных англо-французских войск не совсем понятны – возможно, союзники хотели, одержав лёгкую победу, втянуть в войну на своей стороне Швецию, давнего соперника России в северных морях.

Так или иначе, но в конце июля 1854 года пехота и флот союзных войск начали осаду крепости Бомарсунд. Корабли, накапливавшиеся неподалёку от острова в течение всего июля, высадили десантные отряды численностью более 10 тыс. человек. Кроме стрелковых частей на остров были переброшены сапёры и крупнокалиберная осадная артиллерия. Началось сооружение артиллерийских батарей для бомбардировки крепости с суши. Тем временем начался обстрел крепости с англо-французских кораблей.

Защитники российской крепости всеми силами препятствовали разворачивающимся работам, ведя обстрел наступавших войск одновременно с ответным огнём по эскадре союзников. Однако огневой мощи крепости оказалось явно недостаточно – калибр крепостных орудий был мал, и дальность стрельбы заметно уступала неприятельской.

Сначала все усилия союзников были сосредоточены на Западной башне «С». По вступлении в бой артиллерийских батарей крупнокалиберные осадные орудия смогли пробить стены башни. Через некоторое время башня «С» запросила 4-х часовое перемирие, но французы потребовали безусловной сдачи башни. Несмотря на полную безнадёжность сопротивления, предложение о сдаче было отвергнуто, и через час огонь с обеих сторон был продолжен. Однако к следующему утру огневые резервы и человеческие силы оставшихся в живых ста семидесяти защитников западной башни были совершенно истощены, и Западная башня «С» крепости Бормасунд была захвачена штурмом союзников. На эту башню был перенесён огонь оставшейся российской артиллерии с форта и других башен, который довершил её уничтожение.

Через два дня мощнейшим артиллерийским огнём с наземных и корабельных батарей была разбита практически до основания Северная (Нотвичская) башня «U». После этого все англо-французские силы, постоянно пополняющиеся новыми приходящими кораблями, обрушились на последнюю башню «Z», находящуюся на соседнем острове Престо (Прест-э), и оборонительную казарму (форт).

Башня «Z» успешно оборонялась, и даже принудила противника к отступлению. На высаженный десант в числе тысячи солдат при поддержке корабельной и наземной артиллерии захватил и эту башню. Почти одновременно пал разбитый и обескровленный форт. Крепость Бормасунд была окончательно разгромлена и захвачена многократно преобладающими силами союзных англо-французких войск. Россия потеряла более полутора тысяч своих солдат, храбро защищавших обречённую крепость…

Уже через месяц англичане и французы покинули место сражения, предложив Швеции воспользоваться ситуацией и ввести свои войска на Аланды. Однако король шведский Оскар категорически отказался, не желая вступать в конфликт с Россией - шведы хорошо понимали, что военная мощь российской армии по наступлении зимы и замерзании проливов позволит в кратчайшие сроки смести со своей земли любого захватчика.Так Алдандские острова в составе Великого княжества Финляндского прибывали в составе Российской империи до 1917 года, являясь самым западным форпостом России.



Разрушенная российская крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова) Разрушенная российская крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова) Разрушенная российская крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова)
Разрушенная российская крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова) Разрушенная российская крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова) Разрушенная российская крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова)
Разрушенная российская крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова) Разрушенная российская крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова) Разрушенная российская крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова)
Разрушенная российская крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова) Разрушенная российская крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова) Разрушенная российская крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова)
Русские пушки, защищавшие крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова) Русские пушки, защищавшие крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова) Русские пушки, защищавшие крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова)
Русские пушки, защищавшие крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова) Русские пушки, защищавшие крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова) Русские пушки, защищавшие крепость Бомарсунд (Финляндия, Аландские острова)

…И вот в начале XXI века мы медленно идём вдоль стен крепости, разрушенной в середине XIIX века. Мощные кирпичные стены, облицованные квадратными и шестигранными гранитными блоками, опоясаны осыпавшимся и заросшим оборонительным рвом. На западных стенах нет отметин от вражеских снарядов – обстрел вёлся со стороны пролива, эту часть крепости захватчики взрывали, превратив большую часть крепостных сооружений в груды битого кирпича. Аккуратное деревянное ограждение из жердей, деревянные же помосты и лесенки превратили останки боевой крепости в музейный экспонат. Между бывшей оборонительной казармой и крепостными стенами проходит современная асфальтовая дорога с мостом на остров Престо.

Но с востока по-прежнему грозно смотрят в сторону пролива чугунные пушки с российскими орлами, а разбитые стены форта до сих пор хранят следы беспощадной бомбардировки.

Обходим все возможные сохранившиеся останки крепости, пытаясь представить события более чем полуторавековой давности – небольшой пролив, заполненный англо-французскими кораблями, грохот пушек, клубы порохового дыма, разлёт осколков снарядов и гранитного щебня… Сейчас здесь очень тихо – вместе с нами ходят ещё три-четыре человека, шоссе пустынно.

Возвращаемся к машинам и трогаемся в дальнейший путь. Сейчас наша цель – северная оконечность Архипелага, Гора Йета (Geta bergen). Гора достаточно условная – над уровнем моря поднимается всего на 98 метров, но где-то там есть смотровая вышка и небольшой ресторан. Это очень кстати, пока мы подкрепились только завтраком в гостинице. Едем нетороплива – тут всё рядом, на расстоянии нескольких десятков километров. Дороги в основном двухполосные, машин немного, больших – как мы – нет совсем. Заблудиться негде, по всему архипелагу проходят всего четыре дороги . вполне можно ездить не по навигатору, а по компасу или солнцу.

Погода отличная – не жарко, солнечно, сухо. Подъезжаем к мосту через пролив Фьерсундет. Где-то здесь ещё одна местная достопримечательность – Кафе «Уффе на горе» (Uffe på berget). Почти сразу находим подъезд к нему по грунтовой дорожке сквозь прибрежный сосновый лес. Машины оставляем под горой, сами пешком вверх. Надеялись забраться высоко-высоко и вдоволь насмотреться вокруг, а потом ещё и перекусить. Первое удалось в полной мере, пришлось только расстаться с несколькими евро. Но вид сверху того стоил – внизу извилистый пролив со многими рукавами, на каменистых берегах в изобилии раскинулись сосновые леса. Кое-где уютно расположились небольшие домики. А вот перекусить не удалось – как говориться, иногда кафе просто кафе. Только кофе и какие-то печенюшки, это явно не для нас. Да и посетителей непривычно много – то и дело с вышки спускаются новые партии, которые сразу же набрасываются на кофе. Теша себя надежной на полноценный обед на горе Йета, спускаемся к машинам и двигаемся дальше.

Катимся неторопливо, оглядываясь вокруг. Цивилизация сюда не сильно торопится – вдоль дороги почти всё время леса, перелески, поля. Заправок, кафе, магазинов и пр. не видно, да и зачем? При здешних расстояниях особой необходимости в дорожном сервисе, видимо, нет. Сворачиваем с дороги №2 на дорогу №4 – сразу чувствуется, что даже по здешним меркам едем в глушь. Совсем исчезли и так немногие встречные и попутные машины, лес подобрался поближе к асфальту, заметно подъев обочины. Такое ощущение, что заехали куда-то далеко-далеко. Но взгляд на навигатор возвращает в реальность – здесь нет такого слова - «далеко». Наконец дорога чуть заметно приподнимается – видимо, мы едем в гору и приближаемся к цели.

Да, так оно и есть - сосны нехотя расступились, на небольшом каменистом плато автостоянка и приземистое сооружение – ресторан! Очень хочется кушать, но увы – «закрыто на спецобслуживание». Вежливый секьюрити понимает нас, но ничем помочь ничем не может… Ладно, будем питаться пищей духовной – вперёд, на смотровую вышку! Где же она… Ходим, бродим – ничего не находим. Чувствую, мой авторитет под угрозой - пошёл обратно в ресторан. Тот же самый секьюрити не прогнал непонятливого туриста, а очень постарался понять, что тому надо. Наконец basic english, сопровождаемый активным жестикулированием вызвал прояснение и радостную улыбку аландца. С помощью общеизвестных «лефт» и «райт», и ответного языка жестов было кратко и понятно изложено направление нашего дальнейшего движения. Смотровая вышка оказалась в глубине леса, и ценность её, откровенно говоря, намного уступала нашим надеждам. Сосновое море внизу, и где-то на горизонте уже привычное чередование полос водной глади и тех же сосновых перелесков. Вышка оказалась подзаброшенной, скрипела от шагов и от ветра, была исписана нечастыми посетителями – но русского слова здесь мы не обнаружили.

Голодные, и уже немного усталые, двигаемся дальше. У нас нет альтернативы автопутешествию по Аландам - паром в Хельсинки отходит почти в полночь. К тому же впереди у нас географическая и историческая цель нашего похождения - Российский почтовый дом на западном побережье острова Экерё, самого западного острова Архипелага. Императорский Почтовый дом был поставлен на самом малом удалении от Швеции не случайно, а в вечное напоминание – Россия здесь отныне и навеки!

Уже знакомой дорогой №4 возвращаемся на пересечение с дорогой №2, и направляемся на запад – к дороге №1. Тут впервые на Аландах, да и во всей Финляндии, застаём довольно серьёзную аварию – две машины с Аландскими номерам не разошлись на встречных курсах. Учитывая отличные погодные условия и вполне дружелюбный участок дороги - виной всему, видимо, превышение скорости от расслабленности на пустынном асфальте. Работают полицейские, стоят в ожидании два эвакуатора…

Аккуратно объезжаем несчастливое место, и продолжаем двигаться на запад. Минуем привычные сосново-берёзовые перелески, аккуратные поля, небольшие селения с одно-двухэтажными домиками преимущественно кирпично-бородового цвета. Не торопимся, редкие машины нас спокойно обгоняют. Солнце яркое-яркое, небо синее-синее, деревья и поля зелёные-зелёные, дорога ровная-ровная – просто рай какой-то!

Но вот очередная реальность Аландов – справа на большой лесной поляне стойбище тех самых чудных авто середины прошлого века. Не останавливаясь проезжаем мимо – такое ощущение, что на столь маленькой территории нам не избежать более тесной встречи.

Приближаемся к побережью. Минуем крупный населённый пункт – несколько десятков домов, четырёхполосная дорога, магазин на перекрёстке – и двигаемся дальше. Совсем скоро въезжаем на западное побережье Архипелага. До Ботнического залива пара сотен метров. Оставляем машины напротив непривычно большого, не по-здешнему основательного длинного двухэтажного здания, и быстро идём к самому берегу.

Достигли, добрались, доехали! Стоим на берегу, по левую сторону – Финский залив, по правую – Ботнический, за горизонтом – Швеция. А совсем рядом три строения уже привычного тёмно-бордового цвета, небольшой причал и флагшток с флагом почтовой службы, весьма напоминающий шведский – рожок с короной. Я почему-то решил, что российский почтовый дом должен стоять на самом берегу, и теперь озираюсь в поисках чего-то похожего.

Но рядом больше ничего нет, зато из домика выходит пожилой местный житель. Не задумываясь о языковом барьере (финскому, равно как и шведскому, не обучен), с помощью элементов «basic English» начинаю расспрашивать об искомой цели путешествия. Вскоре выясняется, что мы как-то друг друга понимаем. Это место – один из пунктов старого почтового пути. Он сам живёт здесь давно вместе с женой. Удивлён, что мы из России, русские здесь бывают редко. Про то, что мы из Сибири, по-моему не поверил… Но знает, что это очень далеко, туда ссылают людей и там много снега. А Российский почтовый дом – это то самое здание, возле которого мы оставили машины, теперь там Музей почты.

Возвращаемся обратно и неторопливо рассматриваем самое западное российское почтовое строение. Здание стоит уверенно и монументально - действительно, строилось на века. Уже вечереет, музей закрыт – так что внутрь не попали, зато к истории государства Российского удалось прикоснуться. Почему-то не покидала мысль – «могли бы сейчас без роуминга разговаривать…». Это была самая дальняя точка похождения.

Обратно в Мариехамн доехали быстро, а вот в город въехали немного с другой стороны – не по набережной, а по центральной улице. И сразу же попали в уж подзабытый мариехамнское автосумашествие. По четырём улицам, квадратом охватывающим центр города, катилась бесконечная, замкнутая в кольцо вереница чудных автомашин. Самых разных марок и расцветок, с различными номерными знаками и совсем без них. Общее одно – весёлые, ярко одетые водители и пассажиры, такие же зрители на тротуарах.

Мариехамн и сам-то невелик, однако кольцо центральных улиц всё же насчитывает несколько километров – и на протяжении всех этих километров плотно, но с разумной дистанцией дружно двигается бесконечная пёстрая лента автомобилей из далёкого прошлого. Иногда кольцо прерывается, что бы пропустить авто с пересекающих улиц – чем мы успели воспользоваться – и разу же вновь смыкается. Немного заблудились и незаметно проехали сквозь весь город. Зато возвращаясь на набережную, смогли встроиться в весёлую карусель. Мы-то тоже были в диковинку и водителям, и зрителям, так что быстро влились в общую атмосферу непонятного действа – фотографировали (и мы, и нас) всё происходящее, как могли, отвечали на приветственные возгласы в нашу сторону.

Потом-таки выбрались из круговерти, найдя свободное для парковки место на набережной. И уже пешком отправились в поисках чего-нибудь съестного. Однако всё оказалось не так просто – все возможные места предлагали лишь пиво с закуской, а прочие были полностью забиты. Зато около одного из кафе мы стали свидетелями демонстрации возможностей «пожечь резину» одного их участников шоу. С трудом нашли более-менее доступный фаст-фуд, и наконец-то хоть что-то съели.

Подкрепившись, решили совершить ещё одно маленькое путешествие – на юг Архипелага. Сам Мариехамн находится в южной части, так что ехать далеко не пришлось. Ещё раз, уже напоследок, полюбовались дорогой , переходящей с острова на остров, открывающимися заливами, белыми лебедями, спокойно правающими около дамбы. Вот, наконец, и южная оконечность острова, дальше только воды Финског залива. Почти везде, где планировали – побывали, всё, что хотели – увидели. Пора выдвигаться в порт для следующего морского путешествия. Нас ждёт ночной рейс парома Мариехамн - Хельсинки.

Приехали в порт незадолго до прибытия парома, так что снова смотрели и дивились филигранной грации причаливания огромного морского судна. На это раз грузились так же с носа, но в конец авто, загрузившихся в Стокгольме – так что в Хельсинки въедем задним ходом. На пароме уже спокойно – кто-то терзает игровые автоматы, кто-то в немногие оставшиеся часы затаривается в дьюти-фри… Мы же хоть и усталые, всё же спустили несколько евро в автоматах и , выбравшись на верхнюю палубу, полюбовались величественными картинами ночного Финского залива. По каютам разбрелись далеко заполночь.

Продолжение следует!

Комментарии, мнения, вопросы - на Форуме, в теме "Новосибирск - Питер - Финляндия, Аланды".

НОВОСТИ ДОРОГ И РЕГИОНОВ

05.07.2017
Хакасия: снова зовёт Шёлковый путь Подробнее

04.07.2017
В Хакасии завершен ремонт дороги Белый Яр – Бея – Аскиз Подробнее

30.06.2017
Для новосибирских трасс заказали датчики, предсказывающие погоду Подробнее

20.06.2017
Археологи проведут раскопки металлургического комплекса древних хунну в Туве Подробнее

19.06.2017
308 лет со дня основания Бийска. От Петра до Путина: то, что вы не знали о Бийске Подробнее

Все новости

ПОСЛЕДНИЕ ПОСТУПЛЕНИЯ

17.03.2016 -  Чадан - Хандага́йты

17.03.2016 - Хандага́йты

19.01.2014 -  Верх-Чебула - Усть-Колба

19.01.2014 - Верх-Чебула - Усть-Колба, 33-ий км

19.01.2014 - Верх-Чебула - Усть-Колба, 29-ый км.

19.01.2014 - Дмитриевка

19.01.2014 - Усть-Серта

10.01.2014 -  М-53, 469 км.(Тяжинский) - Тисуль

10.01.2014 - М-53, 469 км.(Тяжинский)

10.01.2014 - Усть-Колба

10.01.2014 -  Тисуль - Шарыпово

10.01.2014 - Дубинино

10.01.2014 - Инголь

10.01.2014 - Тамбар

10.01.2014 - Кайчак

Open Directory Project

info@liveroads.ru
Использование материалов сайта допускается в некоммерческих целях с указанием источника (Сайт «Живые дороги Сибири», liveroads.ru), в сети Internet – с обязательным указанием активной гиперссылки на источник (http://www.liveroads.ru).

Design by NooLab